Наука

Наука

наука

Геология

оглавление

В НЕДРАХ ПЛАНЕТЫ

Необычный репортаж

Раньше каждый-геолог мечтал забраться в скважину и посмотреть хоть одним глазком на те породы, которые проходит станок. Но нет, нужно ждать, когда мастер поднимет колонну труб и рабочие разложат на поверхности куски породы, поднятой с глубины, - керн.

Теперь с помощью микротелеглаза можно увидеть все, что находится в забое.

Микротелегдаз помещается во внешней части буровой штанги. По команде сверху он может вращаться и осматривать все затрубное пространство. Мощные фары дают достаточно яркое освещение. Отличные оптические линзы и электронные преобразователи позволяют получать почти любое необходимое увеличение.

Стекля микротелеглаза и фары защищены прозрачным чехлом из особой пластмассы, обладающей твердостью, близкой к алмазу.

Мы решили выбрать для демонстрации по телевидению участок устьевой зоны речки Мельковки, впадающей - вернее, впадавшей - в городской пруд. Теперь она навечно заключена в трубы. Это здесь, по свидетельству Мамина-Сибиряка, в 1813 году крепостная девушка Екатерина Богданова нашла золотой самородок. Ее вместе с самородком доставили к заводскому начальству. По закону того времени у владельцев завода могли отобрать в казну всю территорию, на которой найдено золото. Управляющий решил пресечь все возможности такого исхода. Самородок он отобрал, а девушку приказал высечь, чтобы впредь ей неповадно было заниматься подобными делами.

Сюда-то мы и привезли наш буровой станок. На специальных машинах к этому же месту подъехала ПТС - передвижная телевизионная станция.

Потеснив купающихся и загорающих, мы начали бурение. Легко врезалась в речные пески буровая сталь. На первом же полуметре станок был остановлен. Нам не терпелось поскорее включить микротелеглаз.

Я перешел в вагончик ПТС и стал следить за 'рассказом' телеглаза.

Открылся непривычный и чуждый нам мир. В ярком свете фар вырисовывались его контуры. Вот сфокусировались и стали отчетливо видны громады молочно-белых и дымчатых прозрачных глыб. Одни из них имели пилообразные края, другие оканчивались острыми пирамидальными вершинами, третьи были сглажены, как ледяные сосульки. Видение напомнило строки из стихотворения В. Брюсова 'Первый снег':

Это - область чьей-то грезы, 
Это призраки и сны! 
Все предметы старой прозы 
Волшебством озарены.
Необычный репортаж
Необычный репортаж

Неровности очертаний создавали между глыбами таинственные пещеры. Даже сильный свет фар терялся в их глубине. Вечной тишиной веяло от этого странного мира.

Невольно думалось: может быть, здесь находится та сказочная пещера 'Ста голов', которую витязи охраняли даже после своей смерти? Не в этих ли черных падях зарыты несметные сокровища покорителя Сибири Ермака? Говорят, надо сказать заклятое слово - и откроются богатства, заключенные в ее недрах.

Медленно вращался телеглаз, выхватывая одну за другой 'страницы' фантастических, кажущихся нереальными панорам. Такими обычно рисуют фантасты картины далеких миров. Для покорения их надо преодолеть тяготение и месяцами лететь в космосе. А тут, в центре крупнейшего города Урала, мы почти мгновенно погрузились в этот сказочный мир.

Вдруг в секторе обзора что-то ярко сверкнуло. На мгновение вспыхнули кроваво-красные тона, а пр-том снова все залила тьма.

Я попросил остановить обзор и сфокусировать установку на необычном объекте. И вот перед нами вытянулась гигантская балка со штрихованными плоскостями. Она заполнила почти все пространство экрана. Снизу ее подпирали дымчатые полупрозрачные горные хрустали, верх терялся во мгле.

Пучок света одной из фар телеглаза по пашей команде стал огибать балку, как бы ощупывая ее. Вместе с ним я проник во тьму и получил возможность оценить объем этой новой глыбы. И вдруг снова все залил густой кроваво-красный огонь. Это удалось взять на просвет один из участков балки.

И форма, и облик кристалла, и его цвет свидетельствовали о том, что перед нами был редкий кристалл брукита - одной из разновидностей двуокиси титана. Попадаясь ничтожно малыми крупинками, он не имеет никакой ценности. Там же, где брукит встречается в больших скоплениях, он представляет великолепную руду на титан.

Снова в путь. Но, видно, в верхней части речных песков пляжа встречается мало интересных минералов. На экране опять проплыли фантастические глыбы кварца различных оттенков и разнообразных очертаний. Оператор отключил телеглаз.

После необычных рисунков подземелья стали видимыми привычные контуры стадиона 'Динамо' - аппарат, находящийся на поверхности, показал загорелых людей, греющихся на пляже. Вполне обычной выглядела и наша передвижная буровая установка.

Механический переносный бур, приводимый в движение небольшим мотором, легко врезался в рыхлые грунты. И несмотря на то, что на пути бура встретились два или три валуна, он легко прошел сквозь них.

И вот снова дана команда - остановить бурение. Не терпелось скорее включить микротелеглаз и посмотреть облик грунтов на этой глубине.

Бур был остановлен удачно. Микропанорама неузнаваемо изменилась. Мы вошли в неповторимую по красоте гамму цветов. Все оттенки спектра засверкали, заискрились, завораживая своим блеском.

Захотелось обязательно подобрать для следующей демонстрации музыку. Она должна быть красочной, яркой, звучной.

Но довольно эмоций! Моя задача - разобраться в этой гамме красок и поставить все на свои места.

Панорама была остановлена вблизи прозрачной глыбы, в полуокатанных, сглаженных очертаниях которой отчетливо были видны углы и грани, складывающиеся в ромбопирамидальный многогранник.

В этой глыбе преобладал оливково-зеленый цвет. На некоторых гранях просматривался золотистый оттенок. Местами глыба сверкала интенсивно зеленым цветом, он был приурочен к двум-трем граням.

- Уж не изумруд ли это? - тихо спросил кто-то.

Нет, это был не изумруд. Так выглядит минерал оливин. За золотистый оттенок его назвали хризолитом (хризос по-гречески - золото).

Чудесны силы природы. На образование оливина потрачен тот же кремнезем, что и в кварце, и немного железа с магнием. Но при формировании оливина кремнезема не хватило. И природой здесь была построена сложная кристаллическая решетка. В ней кремний соединился не с двумя атомами кислорода (как в кварце), а с четырьмя. Магний и железо прочно сцепились с таким каркасом. Получилось новое соединение, свойственное только тем типам пород, в состав которых входит мало кремния. Здесь силы природы подчинялись закону экономии материала при формировании горных пород.

Оливии, находящийся перед нами, усиливал свой зеленый цвет за счет того, что по микроскопическим трещинкам в нем стал развиваться темно-зеленый минерал - серпентин.

Вот такие прозрачные хризолит-оливины уральские ювелиры вставляют в кольца, броши, украшают ими узоры кулонов. Если же встречаются крупные скопления оливина, то минерал употребляют на изготовление огнеупорных кирпичей. На Урале имеются такие залежи в районе Нижнего Тагила.

Панорама медленно поползла дальше. Ушел из поля зрения хризолит-оливин. Его место заняла живописная группа, в центре которой был отчетливо виден могильный лютеранский крест.

Чтобы объяснить увиденное, я обошел каждую из этих глыб. То есть, конечно, я прошел перед экраном, на который передавалось изображение из скважины. Но вторым объективом {уже из ПТС) было подхвачено мое изображение и соединено с первым. На опытном объемном экране получилась жуткая, неправдоподобная реальность: я с указкой среди этого первозданного хаоса.

Крест возник из сдвоенных кристаллов ставролита, тоже, как и оливин, принадлежащего к огромному классу силикатов. В каркасе атомной решетки ставролита в еще более сложное сцепление соединены кремний, кислород, железо, алюминий и водород.

Ставролит не имеет практического значения. Он чаще всего встречается вместе с другими минералами в речных россыпях, там, где река размывает породы, возникшие при горообразовании, в зонах сильнейших давлений, прогрева, привноса горячей водой разнообразных солей и при других очень сложных геологических процессах. Такие породы развиты недалеко от Свердловска. Вообще же они тянутся по водоразделу между Европой и Азией, в области осевой части Уральского кряжа.

О двух других камнях, прислоненных к кресту ставролита, - солнечном и лунном - я однажды слышал легенду. На Урале много таких легенд. Кто их складывал и когда - трудно сказать. Может быть, горный ручеек, журча, нашептывал усталому путнику какие-то неясные слова. Может быть, степной ветер навевал образы, складывающиеся потом в осмысленные понятия. А может быть, в северных сполохах огненными красками расползались по небу контуры поэтических легенд... Кто знает пути и истоки народных сказов?

Много-много лет назад, гласит легенда, жили две сестры невиданной красоты. Одна из них была ярче и краше самого Солнца. Глаза другой, младшей, тихим светом своим напоминали сияние Луны.

Рядом с ними жил красавец - башкирский джигит. Полюбила его младшая из девиц. Ему же запал в душу огневой взор ее старшей сестры. Густо-синие искры вспыхивали в его глазах, когда он смотрел на. старшую, и равнодушно отводил он взгляд от лунных очей младшей.

Младшая, выплакав глаза, сразу в землю ушла. Загоревала и недолго пережила, ее старшая.

А красавец джигит покинул родимые уральские края и сложил свою голову где-то на Украине.

Немного воды утекло с тех пор. На родной земле стали находить камни красоты невиданной. Один из них - солнечный. Огненными переливами сверкают в нем солнечные блики. Другой камень - лунный. Нежно-голубым, ласковым отливом озаряет он душу того, кому посчастливится его найти. Чаще всего находят лунный и солнечный камень вместе.

А на Украине, говорят, нашли родной с ними камень. Зовут его Лабрадором. Переливчатым густо-синим светом загорается он на солнце и кажется невзрачным и серым при лунном свете...

Лучи света прошли мимо группы ставролита, солнечного и лунного камня. Каскад золотистых искр вырвался из солнечного камня, спокойный и ровный отсвет дал лунный. Оба перелива скрестились около мрачного ставролита. Казалось, яркие камни ищут синие отблески Лабрадора. Да нет их. Лежат эти синие искорки далеко на юге.

Правда, геологи все же разыскали Лабрадор на Урале. Но таких больших скоплений его, как на Волыни, нет на уральской земле.

Много других диковинных камней показал нам экран телеглаза. Но разведчики торопились. Им надо было увидеть на экране золото. Они мечтали встретиться с царем металлов в естественной обстановке.

Снова заработала буровая. Вечерело. Даже самые заядлые купальщики покинули набережную. Только наиболее любопытные стояли возле нас. Было тихо.

Необычный репортаж
Необычный репортаж

Еще несколько оборотов - бур врезался в плотное ложе россыпи. Здесь, в нижней части песчаных накоплений пляжа, могут лежать и золотые самородки. А нашему телеглазу даже соринка покажется гигантской глыбой.

Опять отправился в путь микротелеглаз. И снова зарябило на экране. Но сейчас не было ярких красок. Преобладали мрачные черные и темно-бурые расцветки.

Как циклопические постройки, высились и громоздились здесь октаэдры и ромбододекаэдры железно-черных кристаллов. Грани некоторых из них были исчерчены штриховкой, параллельной диагонали ромбов. На других гранях просматривался синевато-сизый отлив. Часть кристаллов была сглажена - полуокатана. У таких кристаллов были стерты и штриховка и отлив.

Перед нами были скопления магнетита - окисла железа, спутника золота в россыпях. В больших природных скоплениях магнетит представляет лучшую железную руду. Здесь же практическая ценность его равняется нулю.

И вдруг среди кристаллов магнетита показался предмет необычной формы - идеальный металлический шар. Такие включения иногда попадают в россыпи из космоса. Это был типичный метеоритный шарик из никелистого самородного железа. Размер его - всего лишь несколько долей миллиметра. Здесь же он казался гигантским.

Рядом с метеоритным шариком и октаэдрами магнетита, кап бы подчеркивая геометричность этого мира, располагался идеальный куб. Он был светло-ла-тунно-желтым. Мои друзья радостно воскликнули: 'Золото!'

Нет, это был только пирит - сернистое железо, обычный спутник золота. Неопытные люди иногда принимают его за драгоценный металл! Вот, например, в очень старой кинокартине 'Искатели счастья' один из главных персонажей фильма чуть-чуть не стал убийцей из-за пирита, принятого им за золото.

Снова фары микротелеустановки выхватили из тьмы скопления кристаллов магнетита. И вот, наконец, и золото.

Его тусклые округлые комочки даже не сразу привлекли внимание операторов. Это был обычный 'плас-товый металл' в виде окатанной, округленной лепешки. Поверхность лепешки была неровной, с многочисленными бороздками и углублениями.

Виденный перед этим кристалл пирита оставлял более яркое впечатление. Здесь же перед нами лежала матовая золотисто-желтая глыбка. И это то, за чем мы столько времени охотились.

Мои спутники как-то разочарованно сникли... Они объявили, что на этом передача закончена.

Это был первый опыт. Но и он оказался удачным. Тысячи зрителей увидели красоту подземного мира. И потом сотни таких установок устремятся в недра Земли, открывая людям скрытые там богатства.

Ну, а в заключение репортажа покаюсь: такой передачи еще не было. Пока это только мечта. Телевизионной камере пока еше легче проникнуть в космические дали, на поверхность Луны или в пучины океана, чем в глубь Земли. Правда, уже появились первые сообщения о том, что в одну из буровых скважин была опущена телевизионная камера. Она помогла буровикам обнаружить место аварии и быстро ликвидировать прорыв в скважину подземных вод, мешавших бурению.

Так что давняя мечта геологов - увидеть породы и минералы в глубине, там, где они созданы природой, - начинает исполняться. И наверное, скоро я или любой другой геолог будем вести такой телерепортаж. А изобретение объемного телевидения придаст таким репортажам иллюзию реального погружения под землю.





Авиация и космонавтика, вооружения, hi-tech, открытия, концепции и изобретения...

Наука, техника, изобретения © 2009-