Техника

Техника

наука

Космонавтика

оглавление

ПЕРСПЕКТИВЫ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОСМОСА

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВОЕННО-КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

Международно-правовой режим, регламентирующий решение в космосе военных вопросов, не успевает за экспансивным развитием ракетно-космической техники и технологий. Принимаемые политические меры также до конца не способны обеспечить эффективный контроль за эволюцией космических вооружений, надежно заключая их в "прокрустово ложе" международных договоров и соглашений. Бурное развитие космических систем, усиление их роли в поддержании боеспособности современных вооруженных сил повлекли за собой необратимую милитаризацию околоземного пространства в интересах решения задач разведки, связи, навигационного и метеорологического обеспечения,предупреждения о ракетно-ядерном нападении. Распространенным считается мнение, что такие функции космических средств носят стабилизирующий характер и находятся в соответствии со статьей 51 Устава ООН, обеспечивая право государств на самооборону.

Военный аспект современной космонавтики проявляется, таким образом, в осуществлении военно-космической деятельности (ВКД), под которой принято понимать любую деятельность, связанную с проведением работ по исследованию и использованию космического пространства в целях обеспечения и поддержания обороноспособности и безопасности. К ВКД могут быть отнесены: военно-прикладные космические исследования и разработки; космическая связь, разведка,стратегическое предупреждение, навигационное, топогеодезическое и метеообеспечение из космоса; решение отдельных задач противоспутниковой борьбы и противоракетной обороны, а также другие виды деятельности, осуществляемой в интересах военных и околовоенных ведомств. Современная военно-космическая деятельность, строго говоря, весьма слабо регламентируется международным правом. Это обус-ловлено следующими обстоятельствами.

Во-первых, относительно недавнее и ограниченное использование космического пространства в сугубо военных целях пока еще не обусловило признанной всеми необходимости развития исчерпывающих правовых норм военнокосмической деятельности,да и реальные перспективы их появления в ближайшем будущем оста-ются весьма туманными. Во-вторых, до настоящего времени термин "военно-космическая деятельность" юридически не определен и в международном праве не закреплен (приведенная выше формулировка этого понятия является одной из многих, имеющих практическое "хождение"). Многообразие толкований этого термина объясняется тем, что такая деятельность,особенно осуществляемая в мирное время, может рассматриваться как обеспечивающая интересы человечества (с точки зрения поддержания стратегической стабильности и международной безопасности). В то же время ее дестабилизирующие функции способны вывести международное сообщество на качественно новый виток гонки вооружений со всеми вытекающими отсюда негативными военно-стратегическими, политическими, техникоэкономическими и прочими последствиями.

В-третьих,в международном космическом праве отсутствует однозначная и исчерпывающая интерпретация понятия "деятельность в мирных целях". Наиболее распространенным, но юридически не закрепленным является понятие "средства двойного назначения" (предназначенные для решения в космосе и из космоса как сугубо мирных, так и военно-прикладных задач). Таким образом, существующий некодифицированный режим военно-космической деятельности зиждется на одном из основных принципов международного права - "что не запрещено - то разрешено". И несмотря на это ВКД можно с той или иной степенью условности категоризировать на запрещенную, разрешенную и не оговоренную меж-дународным правом.

Положения международного права по контролю над космическими вооружениями и военной деятельностью в космосе обеспечивают хотя и весьма слабый,но логически последовательный правовой режим. В его основе - уже упоминавшиеся выше два договора: многосторонний международный "Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства,включая Луну и другие небесные тела" (1967 г.) и двусторонний (Россия - США) "Договор об ограничении систем противоракетной обороны" (1972 г.). При этом вопросом первостепенной важности является постоянное и добросовестное соблюдение существующих норм "поведения в космосе",что требует периодической актуализации этих двух договоров. Сегодня первый из них в силу появления в космосе систем неядерного, но достаточно эффективного оружия, во многом утрачивает свой сдерживающий потенциал. Второй - из-за головокружительного необратимого прогресса в области современных технологий, по существу, снял сдерживающие начала с гонки космических вооружений в ее противоракетном и противоспутниковом вариантах.

Организация Объединенных Наций сыграла весьма значительную роль в создании международного режима контроля над вооружениями особенности в том,что касается космического пространства. Она располагает системой форумов и процедур,позволяющих содействовать этой важной работе. Тому же способствовала и более чем десятилетняя деятельность космического спецкомитета в рамках Конференции по разоружению. Общность ключевых направлений развития военно-космических средств России и США позволяет подойти к вопросу развития международно-правового регулирования ВКД с общих позиций: на что могут рассчитывать оборонные ведомства двух ведущих в военном и космическом отношении держав в деле реализации своих замыслов и планов с точки зрения исключения политических и дипломатических конфликтов,вызываемых их несоответствием принципам и нормам международного права?

Генерал Р. Шаликашвили (председатель КНШ ВС США) и генерал-полковник В.Л. Иванов (командующий ВКС России) в ходе обсуждения правовых аспектов военно-космической деятельности
Генерал Р. Шаликашвили (председатель КНШ ВС США) и генерал-полковник В.Л. Иванов (командующий ВКС России) в ходе обсуждения правовых аспектов военно-космической деятельности (1995 г.)

Проблемы, возникающие в ходе дальнейшего развития военно-космической деятельности стабилизирующего характера, - использование систем связи и управления в глобальном масштабе, разведка в космосе и из космоса, предупреждение о потенциально опасных (кризисных) ситуациях на Земле и в околоземном пространстве, будут носить преимущественно политический и экономический, а не правовой характер. Политическая окраска будет связана с эскалацией требований стран третьего мира относительно неограниченного распространения ракетно-космической техники и технологии, а также информации, получаемой со спутников (в том числе и военных) для решения своих внутренних (также зачастую военных) задач. Экономический аспект интенсификации военно-космической деятельности стабилизирующего характера связан с общим сокращением военных расходов и необходимостью решения вопросов самоокупаемости и конверсии военных производств. Таким образом,международно-правового регулирования ВКД стабилизирующей (сугубо информационной) направленности в обозримом будущем ожидать не следует.

Одним из направлений военно-космической деятельности, которое может потребовать правового регулирования, является неблагоприятное антропогенное воздействие на космическую среду. Такое воздействие может быть обусловлено причинами как традиционного (возрастание масштабов проведения космических операций), так и военно-стратегического характера (стремление предупредить и предотвратить реализацию чьих-либо агрессивных намерений в околоземном космическом пространстве).

Многолетний практический опыт переговоров по космосу показывает, что в обозримом будущем реальные возможности для достижения каких-либо новых ограничений военно-космической деятельности отсутствуют. Несмотря на готовность многих государств вести дело по крайней мере к согласованию "пакета" мер доверия и предсказуемости в космосе - по типу стокгольмских договоренностей любые попытки продвижения инициатив в этом направлении наталкиваются на безразличие основных участников военно-космической деятельности, готовых в лучшем случае вести речь о выработке не "запретительных", а, скорее, "разрешительных" мер, которые давали бы известную свободу в создании и развертывании противоспутниковых систем,а также противоракетных компонентов космического базирования.

Что касается идей, смысл которых заключался бы в международном обмене информацией, получаемой с помощью средств космического базирования, то США не намерены "делиться" такими данными. Опыт боевых действий в Персидском заливе продемонстрировал достаточность американского космического потенциала для решения этих задач, под тверд ив заинтересованность США в получении дополнительной информации такого рода извне. Реальные перспективы международно-правового регулирования космической деятельности в ее военном аспекте могут быть связаны с приложением дипломатических усилий исключительно на двустороннем уровне. Среди возможных направлений правотворчества можно выделить:

  • достижение договоренности о выработке критериальных основ деятельности по предотвращению и парированию преднамеренных и естественных стратегических угроз в космосе и из космоса на уровне как количественных, так и качественных параметров;
  • заключение международного соглашения о порядке применения силы в космическом пространстве (сертификация такого порядка в отношении естественных либо преднамеренных угроз) в развитие статьи 51 Устава ООН и правовых основ ведения боевых действий в свете конкретизации понятия "принуждение к миру", правомерность которого определяется статьей 42;
  • выработку условий совместного (международного) контроля из космоса за процессами разоружения и нераспространения;
  • согласование правовых рамок космического экомониторинга Земли и околоземного космического пространства; регламентацию вопросов сотрудничества в осуществлении конверсионных процессов в условиях радикального сокращения ракетно-ядерных потенциалов.




Авиация и космонавтика, вооружения, hi-tech, открытия, концепции и изобретения...

Наука, техника, изобретения © 2009-